Бишкекский филиал
МИМРД МПА СНГ
Создавайте лишь немного законов, но следите за тем, чтобы они соблюдались.
Английский философ Локк

Из-за чего ЦИК затянуло в разборки из-за мандата в партиях? Замглавы ЦИК Г.Джурабаева о роли ЦИК в поствыборном процессе (интервью)

 

В 2016 году в Кыргызстане состоятся выборы в местные кенеши. В случае, если дата выборов будет определена на осень, то выборы будет проводить новый состав Центральной избирательной комиссии, так как полномочия действующего, определенные на 5 лет, завершатся летом этого года, в июне.

 

В Центризбиркоме Кыргызстана 12 членов - по 4 человека избираются парламентом по представлению трех сторон: президента, парламентского большинства и парламентской оппозиции. В данный момент в связи с досрочным выбытием двоих, ЦИК работает в составе 10 человек.

 

О работе Центральной избирательной комиссии в интервью информационному агентству АКИргеss рассказала одна из активных ее членов, заместитель председателя Гульнар Джурабаева.

-          Гульнара Курашбековна, скоро завершится срок полномочий действующего состава ЦИК. Как вы оцениваете работу комиссии за эти 5 лет?

-          Думаю, что правильнее, когда оценку органу дают другие участники избирательного процесса: партии, неправительственные организации, сами депутаты: и лидеры фракций и простые депутаты. Потому что их оценка может очень сильно различаться. Наверное, также должны оценивать нашу работу и парламентская коалиция, и парламентская оппозиция. Мы же не сможем выступать объективными оценщиками своей работы. Например, когда я оцениваю работу, к примеру, парламента, я выделяю, кто какие инициативы выдвигал, кто как голосовал и какие были реализованы в итоге решения. То есть, я оцениваю Жогорку Кенеш и как коллективный орган, а также смотрю работы отдельных фракции и депутатов. ЦИК - тоже коллегиальный орган.

 

-          В последнее время в связи со скандалами вокруг партий «Республика - Ага- Журт» и «Кыргызстан» было много критики со стороны граждан, в том числе и в адрес ЦИК. Известно, что в этих скандалах вы придерживались иной, чем остальные члены ЦИК, позиции...

 

-    Да, у меня была иная позиция. Но это обычное дело для любого коллегиального органа. Я считаю, что нам удалось бы избежать такой ситуации, если бы у нас своевременно был разработан и утвержден документ, который регламентирует процедуры исключения из зарегистрированного кандидатского списка, лишения депутатских полномочий. Это очень существенный момент. Я думаю, что с одной стороны, он помог бы нам избежать таких спорных ситуаций, а с другой - всем на этом берегу было бы ясно, по каким правилам лица могут быть исключены из кандидатского списка или лишены депутатских полномочий.

 

-        А кто должен разработать этот документ?

 

-        Это должен быть наш нормативный документ, утвержденный ЦИКом. Не случайно президент сказал, что мы не должны превращать пропорциональные выборы в мажоритарные. И, если бы мы своевременно приняли такой документ, то он как раз закрепил бы такой порядок. Кроме того, для людей, обладающих финансами, вхождение в парламент любой ценой потеряло бы свою привлекательность, поскольку стало бы понятно, что вхождение в кандидатский список не гарантирует им получение мандата. Соответственно, обеспеченные люди не стали бы рисковать своими деньгами, проводить дорогостоящие мероприятия, осуществлять подкуп избирателей.

 

Мне понятны чувства тех кандидатов, которые вложили очень большие средства, возможно, получили много голосов (хотя как это определить?), но, будучи в середине или в конце кандидатского списка, они не могут стать депутатами. По мнению этих кандидатов, существующая норма закона - не справедлива, она не учитывает политический вес кандидата, принесшего партии (не обязательно путем подкупа) наибольшее количество голосов. Но законодательная норма предписывает именно такой порядок и соответственно вопрос внутрипартийных договоренностей - не предмет рассмотрения ЦИКом.

 

Наша задача создать и утвердить ясные и понятные правила, то есть нормативные документы, описывающие процедуры добровольного выхода или исключения из кандидатского списка, добровольного сложения или лишения депутатских полномочий. Тогда внутрипартийные разборки не имели бы столь негативных последствий, в вопросе наделения мандатами полномочия партийного лидера были бы все же ограничены.

 

Еще одним следствием подобного документа было бы более ответственное формирование лидерами партий кандидатского списка, в первую двадцатку- сороковку включались бы те, кто имеет авторитет среди населения. Но надо помнить, что депутат, принесший большое количество голосов своей партии, будет вести себя независимо, поскольку будет ощущать поддержку электората. Всем ли лидерам это нужно?

 

-       А этот документ вообще разрабатывался или разрабатывается?

 

-   Я этого не знаю. Я предлагала коллегам разработать положение о порядке исключения из кандидатского списка, но итогов я не видела. Помимо этого, на самом Жогорку Кенеше тоже лежит ответственность. Они у себя, видимо, тоже должны внести в Регламент уточнения, чтобы исключить споры. К примеру, в недавнем спорном вопросе вокруг партии «Кыргызстан» одни говорили, что было заседание фракции, на котором рассматривали вопрос лишения депутатских полномочий, другие утверждали, что заседания не было. Если бы в Регламенте была описана процедура оповещения депутатов, ознакомления с повесткой и рассмотрения вопросов, то можно было бы избежать последующих конфликтов. Были ли приглашены на заседание лишаемые полномочий депутаты? В ЦИКе одна сторона утверждала, что да, была приглашена, а другая сторона утверждала противоположное. Мы были вынуждены во всем этом разбираться. Мои коллеги говорят, что мы не должны участвовать во внутрифракционных разборках.

 

Но вместе с тем, ЦИК уже участвовал в разбирательствах в других партиях, выяснял гражданство одного из кандидатов. Мы не поручали выяснение этого вопроса ни прокуратуре, ни МВД. Даже по более понятным вопросам мы откладывали рассмотрение и создавали рабочие группы. Получается, в каких-то ситуациях мы участвуем в установлении истины, а других мы не участвуем.

 

-               Были случаи, вы сами об этом говорили, что некоторых членов ЦИК на заседания но спорным вопросам не приглашали или сообщали за пять минут до собрания. В чем была причина?

 

-         Да, в декабре, кода решался вопрос о снятии и возвращении мандата одному из кандидатов, меня не пригласили на заседание, хотя я была в Бишкеке. Видимо, решили не беспокоить меня в связи с тем, что я была в отпуске.

 

Но вот по трем депутатам от партии «Кыргызстан», которые были исключены из фракции, документ пришел еще 5 января 2016 года, но не был мне направлен для ознакомления. Даже еще днем 11 января, когда я получила повестку дня заседания ЦИК, эти вопросы не были включены в нее. И только придя на заседание, я узнала, что есть такие вопросы и три депутата лишаются полномочий...

 

-                 Если вернемся к недавним парламентским выборам, были претензии со стороны НПО и населения, что Центризбирком предоставляет информацию о ходе выборов и итогах голосования не своевременно. ЦИК рассматривал эти претензии? Если да, то как намерены устранить эту проблему на следующих выборах?

 

-           Нужно сначала объяснить разницу между нашей информационной избирательной системой (ИИС) и тем «ГАС Шайлоо», который был раньше. Раньше итоги голосования, то есть те, которые участковая комиссия уже утвердила, вносились в ТИКе системными администраторами вручную. Однако для этого требовалось время, пока председатель УИКа приедет из участка в ТИК, сдаст протоколы, их проверяли (а нередко и вообще исправляли) в ТИКе. Вместе с тем каждый человек мог увидеть утвержденные ТИКом итоги по каждому участку. Хотя все эти данные считались предварительными. В этот же раз все видели только предварительные итоги, то есть те, которые урна передавала на центральный сервер. Итоги ручного пересчета (которые по каким-то причинам могли не совпадать с итогами автоматически считывающей урны), которые собственно и вводились системными администраторами в ТИКе, для граждан не были доступны. То есть итоги ручного ввода могли посмотреть только в ЦИКе и только ограниченный круг людей, а широкая общественность, как это было с « Шайлоо», такую возможность не имела.

 

Вот по этому пункту у некоторых НПО и были к нам претензии. Они считали (и я разделяю их мнение), что гражданам должны быть доступны и данные урны, и данные ручного подсчета по каждому участку. Кроме того, в связи с нехваткой времени в ИИС не была реализована автоматическая генерация сводных таблиц по итогам ручного ввода. Сводные таблицы приходилось делать вручную, а это невероятно трудоемкая работа и как в любой ручной работе в ней высока возможность механических ошибок. Поэтому нашим сотрудникам приходилось все время перепроверять данные, что требовало много времени.

 

В связи с тем, что на этот раз у нас было не так много времени, то сводные данные автоматически пока что не генерировались. И много времени требовалось для того, чтобы вводить данные вручную.

 

-         Эта система на сегодня отрегулирована?

 

-         Корейские эксперты говорили, что данные ИИС могут отображаться зеркально на сервере. И это правильно, все участники избирательного процесса должны видеть, какие данные пришли из автоматически считывающих урн, и какие данные внесены по итогам ручного пересчета. Тем более, что система позволяет это видеть. Редко, но бывает, что данные не совпадают, но мы обязаны объяснить, почему поменялись цифры. По каждому такому факту на участке составляется акт, который должен быть доступен всем желающим.

 

Кроме того, насколько я знаю, сейчас в ИИС дорабатывается функция автоматического создания сводных таблиц.

 

-        Также были жалобы, что ЦИК поздно предоставлял информацию на парламентских выборах. К примеру, по явке.

 

-        Наши урны имели бы возможность передавать информацию о том, сколько человек на определенный час проголосовало, и сама система могла бы объединять эти данные и сообщать о явке. Но поскольку депутаты, когда принимали закон, запретили до 20:00, то есть до окончания голосования, что-либо присоединять для передачи данных, мы не могли это делать. А вручную обзванивать две с лишним тысячи участков каждый час - это очень долго. Где-то могут сообщить, где-то могут не дозвониться. Самое лучшее - это все-таки позволить передавать данные о явке в автоматическом режиме. Некоторые думают, что урны начнут передавать информацию о распределении голосов между кандидатами или партиями. Но сама программа в урнах сделана таким образом, что передача голосов (а не общее количество проголосовавших) начинается только после 20:00.

 

-        Какая самая важная работа была проделана на выборах-2015 для исключения проблем, которые были на предыдущих выборах и что нужно обязательно применить на предстоящих выборах 2016 и 2017 годов?

-        Использование инновационных технологий. Это было очень правильным решением. Была политическая воля и президента, и Жогорку Кенеша. Без внедрения биометрии и автоматически считывающих урн у нас было очень много конфликтов, особенно с учетом того, что партиями были задействованы большие деньги.

 

Летом 2015 года предпринимались большие усилия со стороны некоторых сил, чтобы дискредитировать идею использования биометрии в выборах. Она мешала некоторым политическим игрокам, у которых были наготове грязные технологии по подкупу членов УИК, с помощью которых и могли быть добыты нужные результаты. А внедрение биометрической регистрации исключило эти возможности.

 

Обратной стороной внедрения в выборы инновационных технологий явился массовый исход граждан из составов участковых избирательных комиссий. Было очень тяжело набрать туда людей. И сейчас было бы важным, чтобы работа членов УИК оплачивалась. Это как в поговорке о том, что если не будешь кормить свою армию, будешь кормить чужую.

 

-                   А что насчет списков избирателей? Они были составлены на основе биометрической регистрации граждан и были заявления о том, что якобы тысячи людей, нс сдавших свои биометрические данные, не смогли проголосовать?

 

-          Заявляли, что якобы миллион и даже полтора миллиона граждан не проголосовало. Но давайте вспомним, что в 2011 году список избирателей (совсем не идеальный) состоял из 3 млн 18 тысяч избирателей. После выборов 2011 года мы на основе ПИН и работы с местными органами, начали большую работу по уточнению списка избирателей: убирались двойники, умершие, уехавшие. Была проделана тяжелая работа. В июле 2015 года мы передали список избирателей в ГРС для сопоставления. Этот список состоял из 2 миллионов 670 тысяч граждан старше 18 лет. По итогам сбора биометрических данных ГРСом было собрано 2 миллиона 700 тысяч избирателей. Не думаю, что граждан, не сдавших биометрию, наберется миллион?

 

Я оцениваю работу ГРС по спискам избирателей как очень хорошую.

 

-          Председатель ЦИК Туйгунаалы Абдраимов, помнится, заявил, что никогда не видел таких некачественных списков...

- Я тогда же не согласилась с его оценкой. Знаете, я так устала от «каруселей», что была поборником использования биометрических технологий. И что важно отметить, избиратели признают, что ЦИК и избирательные комиссии честно посчитали полученные голоса. И сейчас, когда они недовольны Жогорку Кенешем, они в то же время чувствуют и свою ответственность и вину - ведь очень многие из них подкупались. Граждане начинают осознавать, что именно они несут ответственность за качество избираемой им власти.

 

Был еще один интересный эффект: группа молодых людей, которая не сдавала свои биометрические данные в знак протеста, потом пересмотрела свое отношение к биометрии, поскольку убедилась, что это реальная мера против выборных фальсификаций. Увидев, как это все реализовалось, они поняли, что не УИК и не ЦИК, а сами граждане определяют, кто пройдет во власть. Теперь они намерены в будущем пойти на выборы. Это очень хороший импульс к следующим выборам. Люди увидели, что стоит ввязываться в политику.

 

За период после апреля 2010 года наша страна научилась самому главному -мирно передавать власть из одних рук в другие.

 

Если мы посмотрим на наших соседей - это же страшно. Ощущение несправедливости всегда ведь сопровождается конфликтами. Мы видим, что там власть передают своим ближайшим родственникам. А в Кыргызстане мы прошли этот определенный путь, и это внушает оптимизм. Да, не все гладко и хорошо, но мы в Кыргызстане выбрали правильное направление. Значит, нам нужно совершенствоваться в этом. Народ тоже взрослеет и становится более сознательным избирателем. Если он и подкупался, то он знает что это неправильно.

 

источник: Акипресс

Последние новости