Бишкекский филиал
МИМРД МПА СНГ
Плохих политиков порождают пассивные избиратели
Темирлан Сарлыкбек уулу

Айнура Усупбекова: От того, сумеем ли мы сформировать институт выборов, зависит будущее Кыргызстана!

 

2015 стал годом внедрения новых технологий в выборный процесс в Кыргызстане. Сегодня у нас в гостях Айнура Усупбекова, человек, создавший НПО, которое вплотную занимается выборами.

 

Содействие в улучшении избирательного законодательства и его правоприменении – это не все, чем занимается Ассоциация «Таза Шайлоо», которая также реализует проекты, направленные на содействие судебной реформе, развитию института парламентаризма и других направлений.

Айнура Усупбекова поверила в справедливость и закон и шагнула вперед. Тогда казалось, что шагнула в пропасть, но оказалось, что навстречу к успеху и новым перспективам, которые открылись перед ней и возглавляемой ею организацией.

 

- Айнура, почему назрела необходимость в такой организации как «Таза Шайлоо»? Неужели нарушений во время выборов было столько, что за ними нужно было организовывать жесткий общественный контроль?

- Начиналось все в 2007 году, когда в стране проходили парламентские выборы, которые на тот момент и выборами-то назвать было сложно. Они были направлены лишь на то, чтобы решить поставленные задачи: протащить ту или иную партию или кандидата от тоталитарной бакиевской власти. Сколько мы не пытались оспорить в судах неправомерные действия избирательных комиссий, сколько жалоб не направляли судам, все было тщетно. Подвергаясь давлению со стороны действующей в то время власти, мы приняли достаточно четкое решение – участвовать в вопросах лоббирования избирательного законодательства, чтобы все механизмы его были совершенно четкими и ясными. И тогда девятнадцатью инициативными НПО, представляющими всю страну, была создана Ассоциация «Таза Шайлоо» (чистые выборы –ред.). Мы должны были провести мониторинг соблюдения законов во время парламентских выборов. Поскольку были неоднозначные, смутные времена, сопровождающие подавлением оппозиционных взглядов, существовала реальная угроза , что мы можем потерять институт выборов как основу демократии.

Если выборы 2005 года проходили на волне всенародной эйфории, то уже к 2007 году эта волна начала спадать. А к местным выборам 2008 и внеочередным Президентским выборам 2009 года ситуация приобрела нелицеприятный характер и вовсе вылилась в массовое давление на представителей гражданского общества. Надо было противостоять натиску властей, а действия с нашей стороны должны были быть профессиональными.

С этого периода и по настоящее время мы провели мониторинги всех без исключения выборов и референдумов, которые проходили в стране. Да, действительно, нарушений на этих выборах было столько, что за ними нужно было организовывать системный общественный контроль. С 2007 года команда Ассоциации «Таза Шайлоо» стала крепчать и продвигаться.

 

Нам требовалось улучшить выборные процедуры и повысить прозрачность самого избирательного процесса. Только так мы могли добиться, что когда-то результаты голосования не будут подвергаться сомнению. Спустя только 7 лет наступил такой момент. В 2015 году по результатам прошедших парламентских выборов мы можем сказать, что миссия Ассоциации успешна. Мы поняли, что, в принципе, в нашей стране есть основа для того, чтобы выборы прошли действительно прозрачно. Если бы не сложности и споры вокруг распределения мандатов после итогов голосования, то можно было бы назвать выборы 2015 года новой вехой в выборном процессе. Назад уже пути нет, только вперед, только к совершенствованию института выборов.

 

- Мало кто верил в то, что можно провести чистые выборы на основе биометрики. Более того, большинство сомневались по поводу самой биометрики. Отвергали саму идею выборов на основе биометрических данных граждан. Скажите, Вам не приходилось сожалеть о том, что за свою твердую позицию вам пришлось нажить непримиримых оппонентов или даже откровенных недоброжелателей?

- Когда только появилась сама идея внедрения биометрической регистрации граждан, наша Ассоциация ее смело поддержала, доверившись тому, что рассказала член ЦИК Гульнара Джурабаева по итогам своей поездки в Монголию, где впервые ознакомилась с новым поколением сервисов.

Мы отдавали себе отчет, что процесс будет сопровождаться серьезными рисками. Но одновременно мы четко понимали, что если не внедрять новые выборные технологии, то был бы неизбежен другой риск. Период кредита доверия исчерпан, а в стране складывалась достаточно неоднозначная ситуация. Нужно было предложить жесткие по форме и содержанию перемены, которые исключили бы всякого рода политический конфликт.

Мы открыто заявили, что далее просто нельзя проводить выборы с таким списком избирателей, который не отражает реальную картину. Мало того, что ранее процесс составления списков избирателей требовал расход больших человеческих и финансовых ресурсов, толку было от этого мало. Кроме того, распечатанные лишние бюллетени были неиспользованными в процессе голосования, являлись соблазном для всех участников выборного процесса после закрытия участков. Не стыдясь, многие представители кандидатов смело делили их на равные части и вбрасывали в урну. Независимым наблюдателям очень сложно было противостоять заговору между членами комиссий и кандидатам. Конечно же, доверия избранному институту становилось все меньше и меньше.

Отдельной темой для разговора можно было считать членов избирательных комиссией. В период выборов они становились «наместниками бога на земле». Ведь от них зависело, каким будет итог голосования на том или ином избирательном участке. С другой стороны, они во многом не могли противостоять вертикали власти. Требовались перемены, без них было бы вдвойне рискованно проводить выборы.

В этой связи хотелось бы отметить роль Президента Алмазбека Атамбаева и депутатов ЖК КР 5 созыва. Без политической воли и единой стратегии невозможно было бы все это осуществить. Роль международного сообщества довольна высока в этом процессе.

Благодаря их поддержке как технической, так и финансовой эта махина сдвинулась с места. Хотелось бы воспользоваться таким случаем и выразить им всем огромную благодарность за оказанную поддержку. В частности, посольству Швейцарии в лице господина посла, который показал всем свое стремление поддержать эту инициативу. Возможно, все другие донорские организации, равняясь на него, решили тоже не остаться в стороне. В итоге благодаря Посольству Японии, Южной Кореи, представительству ПРООН выборы-2015 прошли открыто и прозрачно.

 

 

- А как же обстоят дела с оппонентами внедрения избирательных технологий?

- А им отдельная благодарность. (Улыбается). Не будь их оппонирующей системности, противостояния, накала и нешуточных страстей вокруг биометрии, возможно, процесс принял бы латентный характер. А теперь все радиостанции, телевидения, местная и зарубежная пресса пестрят сообщениями о том, что в маленькой горной стране прошли выборы на основе биометрических данных граждан, что мы впервые на всем постсоветском пространстве совершили сильный технологический прорыв и показали всем, что выборы могут быть честными и открытыми.

- Существует ли вероятность, что развитие института выборов опередит процесс развития у нас партийного строительства?

- Омрачили радость споры в судах и в комиссиях, связанные с распределением мандатов в парламенте. Это говорит о том, что процесс партийного строительства у нас так и не стартовал. По сути, он должен был начаться параллельно с другими реформами, стартовавшими в 2010 году, но во время парламентских выборов мы убедились, что партии регистрировали кандидатами совершенно случайных людей. Эти «договорные» процедуры с ними не были регламентированы. И как таковой процедуры представленности не прописано в уставе партий. В итоге возникшие конфликты не угасают по сей день. На самом деле нужно законодательно регламентировать этот процесс. Ведь выборы в местные кенеши в 2016 году – тоже не шутка. Страсти на местном уровне еще те. Необходимо минимизировать послевыборные избирательные споры.

 

- Прошедшие выборы также запомнились небывалыми массовыми подкупами голосов. Получается, гражданский сектор страны, который считается реальной силой, просто не смог взрастить у населения чувство гражданской ответственности?

- Хуже того, избиратели сами искали тех, кому они могут продать свои голоса.

Если мы так легко готовы продать голоса на выгодных условиях, то завтра, получая власть, должны понять, что сами ее заслужили.

Нельзя сказать, что гражданский сектор не работал, не занимался гражданским просвещением, просто существуют другие факторы, которые привели к тому, что были подкупы. Назрела необходимость изменения в самих политических партиях. Каждая политическая сила начала задумываться о своих истинных предназначениях. Потому что ситуация означает, что так называемая «политика договоренностей» будет и дальше являться мотиватором всего процесса. Либо у нас появятся настоящие партии, имеющие настоящую, уникальную платформу.

 

- У вас, наверное, в работе сейчас сравнительное затишье после выборов на основе биометрической идентификации граждан?

- Отнюдь. Впереди выборы в местные кенеши в марте 2016 года и президентские в 2017. Местные выборы только кажутся не совсем значимыми, но на самом деле они являются основой укрепления региональной представленности политических партий.

А что касается президентских выборов, то конфликтогенность в данном случае очень высока. Поэтому должна быть разработана мегастратегия, направленная как на максимальное улучшение избирательного законодательства, так и его правоприменение. Чтобы ни у одного из субъектов выборного процесса не возникало сомнения и споров относительно итогов голосования. А времени у нас остается совсем мало.

Кроме того, процесс биометрической регистрации проходил в максимально сжатые сроки, что потянули за собой ряд процедурных сложностей.

Согласно нынешнего законодательства система регистрации населения полностью перешла в ведение ГРС. Этот орган отныне отвечает за формирование списков избирателей.

А последующая интеграция базы биометрических данных и регистра населения позволит улучшить функциональные возможности последнего и откроет новые возможности для модернизации всей экономики, повышения качества госуслуг для граждан и бизнеса. И в этом смысле использование биометрических технологий имеет более широкие перспективы.

Я думаю, впереди много работы в рамках вышеперечисленных направлений.

 

- Расскажите о других проектах Ассоциации немного подробней?

- Мы также содействуем проводимой по всей стране судебной реформе. В качестве основного инструмента используем метод мониторинга работы Совета по отбору судей. Это довольно-таки болезненный процесс в том плане, что мы предоставляем президенту в некотором виде другую, альтернативную картину всего процесса отбора судей. В рамках продвижения интересов демократии мы реализуем проекты по содействию развития института парламентаризма как базы для дальнейшего усовершенствования всех государственных систем в нашей стране.

Я как руководитель Ассоциации в некотором роде подвожу черту моей деятельности в этом качестве. Ассоциация в краткосрочной перспективе под моим руководством внесла большой вклад в улучшении системы избирательного законодательства.

Считаю, что организация, объединяющая 19 региональных НПО, должна продвигаться вперед и привлекать молодые, прогрессивные силы, которые также внесут свою лепту в становление и развитие института выборов, без которого невозможно построить стабильное, демократическое общество и государство.

Интервью подготовила Светлана Бегунова 

 

Последние новости